+232.55
11 читателей, 77 топиков

Скоро сорок

Мы когда-то мечтали о космосе,
Теребили страницы фантазии…
А сегодня… сидим в душном офисе
И считаем, что где-то нас сглазили.

И тихонько скребем возле норок,
И следим за прогнозом погоды.
Нам ведь скоро исполнится сорок —
Ну не в дождь же идти на природу…

А наш космос остался за партой,
В тех мечтаньях на скучных уроках.
Мы тогда принимали с азартом
Каждый вызов бездушного рока.

Мы хотели снести все преграды
На пути к своим милым мечтаниям!
А сейчас? Да пожалуй не надо.
Скоро сорок — к чему нам метания…

Бога больше нет

Мне кажется, что Бога больше нет,
Что он ушел в тибетские предгорья.
Что он устал. Устал держать ответ.
Ответ за наше алчное раздолье.
Мне кажется, что Бога больше нет.

И там, в горах, он встретил всех друзей.
И были посиделки среди ночи,
И чуть хмельные споры «кто сильней»,
И вздохи: «мы устали очень-очень»…
Конечно же, он встретил всех друзей!

Они, увы, устали от обид,
От слабости, живущей «во спасенье»,
Что каждый третий их во всем винит
И каждый первый ждет от них прощенья…
Устали от суждений и обид.

Наверное, там лето круглый год.
Быть может, там живут единороги,
И время очень медленно течет,
И к счастию приводят все дороги.
Конечно же, там лето круглый год.

А что же будет с нами без него,
Заметим ли отсутствие полета?
А сможем двигаться (и будет ли легко)
По тропам необъятного чего-то?
А будет ли хоть что-то без него?..

Струйка пара

Просто мы любим читать друг другу

Струйка пара поднимается на кухне,
Согревая белый потолок.
Чай готов, и ты читаешь тихо вслух мне,
Оживляя холод черных строк.

Голос твой, такой просторный и уютный,
Наполняет кухню словно пар.
Отключаюсь от реальности, подспудно
Ароматный нюхая отвар.

Ты читаешь мне стихи, читаешь прозу.
Прерываясь, делаешь глоток.
Чая крепкого чарующая доза
Будоражит мысленный поток.

Погружаемся в сюжет, читаем судьбы.
Судьбы кружат яркий хоровод,
Как чаинки, что кружат на дне посуды,
То столкнутся, то пойдут в разлет.

Струйка пара все кружится, растворяясь,
Оставляя охлажденный чай.
Разбегаются заботы и усталость.
Почитай мне, просто почитай…

Быть уютным

Быть уютным, теплым и домашним,
Плохо это или хорошо?
Это словно быть слегка вчерашним,
Мягким, чуть потрепанным плащом.
Дождь пойдет — прикроет чуть несмело.
Пусть помят, но влагу держит он.
А на людях как-то неумело:
Там потертость, тут не тот фасон…

Попытаешься исправить — сразу
Выползают нитки тут и там.
Чуть потянешь за полу — зараза!
Сразу же расходится по швам…
Лучше уж не трогать — так спокойней,
И сидит, как-будто бы влитой.
Держит влагу он весьма достойно.
И уютный, и такой родной!

Всего-то и нужно

Всего-то и нужно для счастья,
Квартиру да где-нибудь дом,
Чтоб в нем переждать все ненастья,
Согревшись каминным огнем.

Всего-то и нужно для счастья,
Машину, чтоб к дому прибыть,
На руль положить запястья,
И тихо дорогою плыть.

Всего-то и нужно для счастья,
Чтоб было в машину с кем сесть,
Покой чтоб с ним был и согласье,
Чтоб прямо сейчас, чтобы здесь.

А можно ведь и без машины,
Пешком по зеленой траве
Не к дому идти без причины,
Болтать о любой ерунде.

Всего-то и нужно — лишь малость,
Чтоб друг был и было плечо,
Чтоб дружба отринула жалость,
Уверенность била ключом.

А дом и машина, ты знаешь,
Они ведь не скажут «держись»,
Не встанут к спине, понимаешь,
Не впишут себя в твою жизнь.

Не за это

Сидим в шкафах и трогаем скелеты,
Тихонько выползаем на поветь,
Изнанку жизни чтобы рассмотреть,
И любим не себя, и не за это…

Надев очки, бредем в толпе прохожих —
За темнотой стекла не видно глаз.
Следим за всеми — кто же нам указ —
И ищем хоть кого-нибудь похожих,
Похожих как две капли не на нас…

Заходим в бары, чтоб еще прикрыться:
Хмельная дымка прячет от людей.
А сами жмемся как щенки за ней.
И прячем маскированные лица,
Закидывая руку все сильней…

Подушку вертим в поисках прохлады,
Вернувшись в дом из шумного «извне»,
И молимся, чтоб кто-нибудь во сне
Пришел и раскурочил все преграды.
Но он проходит чаще в стороне…

Ты разве думала?

Ты разве думала иначе,
Когда, гуляя под Луной,
Тебя ласкал красивый мальчик
И щекотал своей губой?

Ты разве думала другое,
Когда, в подъезде дверь открыв,
Он шел по лестнице с тобою,
Все осторожности забыв?

Ты разве думала о чем-то,
Когда он легкою рукой
Твою одежду молча комкал,
И ты была пред ним нагой?

Ты разве думала на утро,
Как ночью было хорошо,
Когда он, из кровати юркнув,
Спокойно от тебя ушел?..

Ты думала «Так не бывает!»,
Когда уверенным рывком
Он дверь открыл, сказав «Родная,
На завтрак хлопья с молоком»…

Тело войны

Отгремели салюты победные,
Над Берлином стоит красный флаг.
И услышали фразы заветные:
«Вот и все! До свиданья, Рейхстаг!»
И вернулись в деревню родимую,
И стоят у развалин стены…
Плату выдали неоспоримую,
Чтобы выкупить тело войны.

И к соседям пошли, чуть смущенные —
Те, конечно, пустили своих —
Обездоленные, разоренные,
Но спасители жизней чужих!
А потом наступило молчание,
Праздник вновь обретенной весны,
Праздник полный больного отчаянья
На разодранном теле войны.

Скромный стол, скудный пай и общение.
Фронтовые рассказы, сто грамм,
И нехватки людей ощущение,
И нехватки объятий рукам…
Пели песни застольные, лучшие!
Подпевали калеки-сыны…
Песни яркие, сильные, звучные
Разносились над телом войны.

Песни кончились, мысли вернулись
О разломанных стенах домов.
И отчаянно в сердце взгрустнулось:
«Чтобы жить нужен кров… Нужен кров...»
Нужно заново будет отстраивать,
Сгорбив спину тесать валуны,
Чтобы как-то припрятать поганое
Побежденное тело войны.

Ну а главное — выстроить души,
Объяснить детям чувство вины,
Чтоб не смели выкапывать тушу!
Грязно-черную тушу войны…

Женщины сотканы из эмоций

Женщины сотканы из эмоций,
Аккуратненько, к шовчику шовчик,
Тонкой ниточкой с позолотцей,
Словно блеск звезды среди ночи.
Словно плеск ручья в чаще леса,
Звонкой песенке предается.
Словно взмах крыла в поднебесье,
Неожиданно, ярко, пестро!

И смеются, и плачут милые,
И меняются за минуты.
Раскрываются белой лилией,
И сжимаются в желтый лютик.
Жизнь в эмоциях, всплески искрами
Разлетаются, не поймаешь!
И снарядами остробыстрыми
Поражая нас, улетают.

Нелогичны вы, переменчивы,
Предсказать вряд ли кто отважится.
И приветливы, и застенчивы…
Или нам это только кажется?
Может это мы так устроены,
Что понять вас не можем, глупые.
Вот смеетесь вы, вот расстроены,
Ну а мы замираем в ступоре…

Тонкой ниточкой с позолотицей
Ваши сотканы души нежные.
Пусть в заложниках у эмоций вы,
Пусть спокойные, но мятежные!