Тимур Дибиров: «Потому что спорт – это как бизнес»


Борец Садулаев, боксер Гайдарбеков, дзюдоист Хайбулаев… список спортсменов — олимпийцев, прославивших Дагестан на весь мир, можно продолжать долго. Но и в игровых видах спорта мы, так сказать, не с пустыми руками. Собеседником «Махачкалинских известий» стал один из самых ярких гандболистов сборной России, капитан, многократный чемпион России, участник Олимпиады в Пекине и без пяти минут победитель гандбольной Лиги чемпионов 33-летний Тимур Дибиров.

Этому экзотическому для нас виду спорта Тимур отдал без малого 13 лет. Создал семью с одной из самых ярких гандболисток XXI века, серебряным призером Олимпиады в Пекине Ириной Полторацкой, участвовал во многих престижных соревнованиях, сегодня выступает за лидирующий в мире клуб «Вардар» (Македония) но… не все цели достигнуты. Тимур Дибиров – о карьере, семье и жизни на чужбине.

«НЕТ РАЗНИЦЫ, ГДЕ Я РОДИЛСЯ»

– Тимур, вы родились в Петрозаводске, являетесь воспитанником ставропольского гандбола, но при этом ваша малая родина – Дагестан. Как так получилось, что дагестанец заинтересовался гандболом?

– Ты знаешь, нет разницы, где я родился. Я аварец по национальности, выходец из Ахвахского района. Горжусь, гордился и буду гордиться тем, что мои корни идут из Дагестана. Просто так получилось, что при моем рождении отец с матерью были студентами и переезжали очень часто. В Петрозаводске я только родился, затем переехали в Ставрополь, в принципе это близко к Дагестану с Махачкалой. Но… в школьные годы все свои каникулы я проводил в Махачкале и в институт (филиал Московской государственной юридической академии) я тоже поступал в любимой столице, жил в ней продолжительное время. Скажу так: половину молодости прожил в Махачкале, половину – где-то в разных местах.

– В гандбол играют крепкие парни, ростом около двух метров. Вы, не скажу, что маленький, но стройный. Не сложно?

– Это обман зрения (смеется). У меня рост 180 см и 74 кг веса. Я бы не сказал, что этого мало, но когда с тобой в команде играют ребята под два метра, на их фоне кажется, что я мал. Просто у каждого в команде есть своя задача. Моя – забивать голы. Не сказал бы, что мне тяжело. Главное же характер..?

«БОРЦЫ ЧУТЬ СТОЛ НЕ СЛОМАЛИ…»

– Вы уже давно состоявшийся спортсмен, но, наверное, главной целью остается медаль Олимпиады?

– Естественно. Но на Олимпиаде я уже был, в 2008 году в Пекине. Случилась такая история перед теми Играми. Я был в Новогорске на сборах, находился там с нашими – дагестанскими борцами, они часто там бывают. У меня хорошие отношения с Гайдаром Гайдаровым (старший тренер сборной Дагестана по вольной борьбе. – Прим. «МИ»), здесь в Македонии до сих пор гордятся бронзой Магомеда Ибрагимова на Играх в Сиднее, мы с ним постоянно на связи. Так вот, я был на Олимпиаде, и когда приехал в Новогорск, тренеры сборной Дагестана подошли ко мне и сказали, что чуть стол не сломали, когда болели за меня. К чему я веду? Те, кто в спорте, знают, что я дагестанец, капитан сборной, что у меня получается в этом деле.

– Да, говоря о Пекине. Тогда наша сборная остановилась на этапе четвертьфинала, в Лондон (2012) вы не поехали, почему не получилось попасть в Рио?

– В Пекине мы заняли пятое место, это была случайность – мы попали на тогда еще олимпийских чемпионов и вылетели, в Лондоне – немного, наверное, оказались не готовы. Что касается Рио… В прошлом году был чемпионат Европы в Польше, и мы были буквально в 30 секундах от Олимпиады в Бразилии. У нас был решающий матч со сборной Швеции, и за минуту до конца встречи мы выигрывали два мяча, но случилась концовка, которая может потрясти воображение даже самого закоренелого гандболиста. Один из наших споткнулся на месте, выронил мяч, а шведы подхватили и сравняли счет. Я не знаю, что произошло, но даже сейчас эта осечка кажется удивительной. Что делать? Это жизнь.

«ПЕРЕЖИВАЛ, ЧТО НЕ МЫ НА ПЬЕДЕСТАЛЕ»

– Зато девушки наши в Бразилии получили золото. Держали кулаки?

– Да, конечно, я знаю многих из них лично. Мне было очень приятно. Да что говорить, дело не в гандболе, а в том, что я болел за своих соотечественников. Приятно было, я надеялся, что гандбол как вид спорта вспомнят в очередной раз, потому что из игровых видов спорта для России – это самый результативный (на Олимпиадах). Сам подумай, в Сиднее было золото, в Афинах – бронза, в Рио-де-Жанейро – опять золото. И произошел своего рода толчок, вот Владимир Путин сказал, что программу развития подготовили, и наш вид спорта будет развиваться. Я только рад.

– Признайтесь, успех женской сборной раззадорил вас как капитана мужской команды?

– Не сказал бы, что я из ревнивых людей в таком смысле. Я не провожу параллели… Я был искренне рад, но, признаюсь, переживал, как капитан команды, что не мы стоим на пьедестале, что никак не можем сделать этот шаг. Но все впереди.

«МНЕ НУЖНА ПАУЗА, НАДО ВСЕ ОБМОЗГОВАТЬ»

– А что январский чемпионат мира? Он тоже закончился не очень удачно для мужской сборной России…

– И тут не сложилось. Чемпионат на чемпионат не приходится. Я 13 лет в сборной и, поверьте мне, каждый турнир проходит абсолютно по-разному. Все зависит от того, в какой форме ты подойдешь, какой тренерский штаб, как чувствуют себя игроки. Что-то не получилось, потому что 1/8 чемпионата мира – это не предел для нашей сборной, мы можем лучше, но что-то функционировало не так, как нужно… не хватало у нашей команды веры в себя. Сейчас нужно подумать и перезагрузить все это в своей голове. Ты, наверное, первым узнаешь, что на время квалификационных матчей я не приеду в сборную, потому что мне нужно все обмозговать. Уж очень сложно мне даются поражения после этого чемпионата мира. Хочу немного побыть с семьей, потому что следующие три года – очень важные. Это три года подготовки к Олимпиаде в Токио. Я ни в коем случае не отказываюсь, но мне нужна пауза, так как я 13 лет провел без отдыха, без какого-либо релакса. Я поговорил с тренерским штабом, они меня поняли. В общем так.

– Что бы вы, как капитан, поменяли в сборной, чтобы поехать в Токио в боевой готовности?

– Есть очень хороший состав, большая часть играет в топовых клубах. Просто нужно начать все заново, привлекать молодых, развиваться сборной как коллективу. Надо понимать, что нынешнее поколение – это спортсмены, которые могут дать результат. Все молодежные и юношеские сборные пока не показывают выдающихся результатов. Надо выжать из людей, которые в форме, максимум того, на что они способны. Но решать тренерскому штабу, а я не имею права даже советовать. Мое дело – выполнять свою работу.

«НА МАТЧ ВЫШЕЛ В ХОККЕЙНОМ ШЛЕМЕ»

– С 2013 года вы играете в Македонском «Вардаре». Расскажите о жизни в Македонии, какие успехи делает ваш клуб и вообще как там у вас относятся к гандболу.

– Ты знаешь, когда я переходил в «Вардар», ко мне на переговоры прилетел владелец клуба, российский бизнесмен Сергей Самсоненко. Уже тогда я твердо решил, что перееду за границу, и у меня было несколько предложений от ведущих клубов мира. Но, поговорив с ним, я понял, что затевается какой-то фантастический проект, так оно и получилось. Сейчас «Вардар» – один из сильнейших клубов мира, мы в одном шаге от «Финала четырех» в Кельне, в прошлом матче четвертьфинала Лиги чемпионов мы одержали победу над немецким Фленсбургом, сейчас остался ответный матч. У нас есть все шансы побороться за успех.

«Вардар» – это клуб, в котором играют 18 игроков и все они – мировые звезды. Клуб, который наравне с ПСЖ, «Барселоной» и немецким «Килем» входит в четверку лучших команд мира. Жизнь в Македонии? Да все прекрасно. Тут постоянно тепло, никогда не бывает зимы, очень добродушные люди, семье тут комфортно, а мне большего не надо. Я счастлив, что тогда решился на такой шаг.

– А что болельщики? Отчаянные? Кажется, в самом начале карьеры в «Вардаре» вам разбили голову ваши же фанаты…

– Интересная была ситуация. Зал наш вмещает 7 000 зрителей, и каждый домашний матч он набит до отказа. Есть такие фан-секторы, где, например, на футболе мы можем увидеть фаеры и другие перфомансы. Все… значит, начался матч, судьи что-то свистнули, болельщики, как всегда, недовольны, зал горит от ажиотажа, кто-то кидал в судью зажигалки, монеты, а я в этот момент находился рядом, и в голову мне прилетела монета. Получил рассечение, волос, как видишь, у меня маловато, чтобы что-то амортизировало (смеется). Я удалился с площадки, мне наложили швы. А следующий матч Лиги чемпионов начался с того, что фанаты пришли и подарили мне хоккейный шлем. Они, конечно, извинились, а я провел разминку в шлеме. Было весело.

– Это от большой любви болельщиков…

– Да ты не представляешь! Я играл на многих стадионах мира (некоторые из них вмещали по 20 000 человек), но любовь к гандболу в Македонии просто невероятна. Здесь, на Балканах и в Европе, это чуть ли не второй по значимости вид спорта. Болеют люди искренне, они не приходят в театр, им нужно зрелище, крики. Да, ты прав, это любовь болельщиков. Поэтому клуб так растет и популярен в Европе. Люди видят, что творится в зале, даже шансов нет, чтобы мы дома проиграли. Тут не только мы – игроки, за нами семитысячный стадион. Как говорят здесь в Македонии: «Будем играть, пока не выиграем».

«Я ЗНАЮ, ГДЕ МОИ КОРНИ»

– Ваш контракт длится аж до 2020 года. Знаю, что спортсмены не очень любят загадывать наперед, но спрошу. По завершении контракта с «Вардаром» вернетесь в холодную Россию или останетесь в Скопье, где так любят гандбол?

– Очень любят, но все же. Я не знаю, как будет продолжаться моя карьера, быть может, у меня будут возможность, силы и здоровье еще немного поиграть. Но если закончу, вернусь в Россию. Я отдаю должное тому, где я сейчас нахожусь, но это не значит, что я обязан оставаться жить здесь.

– А Дагестан? Насколько непрерывна ваша с родной республикой связь?

– Настолько непрерывна, что бываю в Дагестане каждый год. Но это короткие поездки к родственникам, и когда не получается у меня, я зову их к себе в Македонию либо в Москву, когда бываю на сборах. С родственниками я вижусь постоянно, но приезжать в Дагестан очень часто не получается.

«СВАДЬБУ СЫГРАЛИ КАК В ДАГЕСТАНЕ»

– Не могу не расспросить о вашей «капитанской» семье. С женой – Ириной Полторацкой (экс-капитан звенигородского гандбольного клуба «Звезда», трехкратная чемпионка мира, серебряный призер Олимпийских игр в Пекине. – Прим. «МИ») вы познакомились в начале 2000-х. Уже тогда она была звездой, чемпионкой мира, а вы только начинали. Вас это не смущало?

– Да я никогда не мог похвастаться, так сказать, излишней скромностью (улыбается). Такие вещи меня никогда не касались, это был просто человек, которого я хотел видеть частью своей семьи, матерью моих детей. И у меня к ней глубокое уважение как к человеку, который занимается бытом и детьми. Мы все знаем, что такое жена, мама. У меня двое детей, много родственников, и мне всегда нужна поддержка.

– Ирина завершила карьеру непозволительно рано для гандболистки (30 лет). Это связано с тем, что ее муж – дагестанец?

– Абсолютно верно. На момент нашей свадьбы она уже была трехкратной чемпионкой мира. Она очень хотела семью, детей, мы все этого хотели. И, несмотря на то, как фантастически развивалась ее карьера, даже ни на секунду не задумалась об этом. Она теперь счастливый человек.

– А свадьбу сыграли в дагестанских традициях?

– Да, сыграли в Москве. Все мои родственники прилетели в столицу. Все было абсолютно так же, как бывает в Махачкале. Такие вещи не обсуждаются. Опережу тебя и скажу, что живем мы как обычная дагестанская семья. Моя жена уважает абсолютно все, что я считаю правильным. Иногда, конечно, на суфлексы меня берет…

– То есть вопрос о том, кто в доме главный, можно отбросить?

– Да, не дает мне спуску (смеется).

– У вас есть сын Мурад и дочь Тиана. Сын уже интересуется каким-то видом спорта?

– Ты знаешь, что я говорю Мураду? Не вздумай быть таким дураком, как твой папа, возьми мяч не в руки, а в ноги и будь игроком туринского «Ювентуса» (смеется). Я был бы рад, если бы он стал спортсменом. Я уверен, что он станет спортсменом, но как-то направлять его не хочу. В свое время мой отец не влиял на мои шаги в спорте. В детстве я занимался каратэ, футболом и многим другим. Дальше уже он предоставил мне выбор. В 20 лет я попал в сборную России, готовился к Олимпиаде в Афинах, был совсем юным, и уже тогда отец понял, что из меня вырастет нормальный человек и спортсмен. Так же и я хочу, чтобы мой сын вырос отличным человеком и спортсменом.

«СПОРТ – ЭТО БИЗНЕС»

– Вы задумывались когда-нибудь о том, что будет после спортивной карьеры?

– Всегда говорил это своим друзьям, есть у меня такая точка зрения. Те люди, которые во время своей карьеры начинают задумываться о том, что будет после, – останавливаются в развитии. Потому что спорт – это как бизнес. Им нужно заниматься 24 часа – правильно питаться, соблюдать режим, отдаваться тренировкам, потеть. Все это ради твоего имени. Если ты всю карьеру посвятишь спорту, свое имя сделаешь таким, что будешь востребован всегда, неважно, в какой сфере, но твое имя уже будет работать на тебя. А если ты станешь распыляться на какие-то вещи, помимо своей карьеры и спорта, получится «ни там, ни там». На данный момент у меня есть цель, я хочу выиграть чемпионат мира, Олимпийские игры, хочу победить в Лиге чемпионов, приехать домой в Дагестан и показать людям – вот, это самое маленькое из того, что я могу сделать для родной республики. Но я могу сделать что-то полезное, прославить свою страну, республику, город. Я к этому иду, понимаешь? Если этого добьюсь, я уже могу заниматься чем-то другим и думать, как будет дальше.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.