Выше сетки ? Это не про нас..


Кто это такой красивый на картинке? Правильно! Олимпийские чемпионы Лондона, победившие бразильскую сборную по волейболу в красивейшем матче. И что они делают на этом турнире? А отбираются на ОИ- 2016. Поскольку на Кубке мира, который прошел в сентябре 2015 года в Японии, сборная России потерпела три поражения и заняла четвертое место в турнирной таблице…
Читать дальше →

7-ая летняя спартакиада учащихся России 2015г по волейболу. Думы болельщика

На открытии спартакиады 1-ый президент ВФВ Жуков В.В. в приветствии сказал, что связующие должны пасовать чуть лучше нападающих, а нападающие завершать атаки чуть лучше связующих, уровень всех игроков должен выравниваться. Просмотр соревнований дал некоторые ощущения для размышлений. Игроки юношеских команд копируют игру команд мастеров и сборных под наставлением тренеров, которые под свое разумение волейбола формируют составы.

В тренерской среде бытует мнение, убеждение и претворение в жизнь, что четвертый удар в волейболе вреден, его надо искоренять, игра должна быть: подача и раз-два-три и снова подача лучше раз. Под эту стратегию развития волейбола строится пирамида обучения. И если для игрока такая психология вряд ли верна, то для тренера она неприемлема, т.к. он обучает не всем техническим приемам, в идеале выпускник спортшколы должен играть все амплуа в команде, чтобы понимать суть и дух командной игры.

С возраста 12 лет, когда начинаются соревнования, игроки формируются в команде по росту на определенные позиции и выполняют функции по заданию тренера, не участвуют в приеме мяча при подаче, стоят под сеткой или на задней линии площадки, не учатся игре в защите. Молодое дарование ростом 2м 10см ведет мысленный диалог с летящим с подачи мячом: …путь твой к либеро, доигровщику, связующему, моя роль определена тренером и она для тебя секретная. Тренер высокорослым игрокам вещает: ваша задача забить мяч до пола или сделать его не приемным после блока. Такая психология вредна для юного игрока, т.к. на другой стороне стоят блокирующие и их позиция противоположна нападающему, чтобы мяч упал на стороне нападающего. После взаимодействия нападающего и блокирующих начинается игра, а к ней не готовы игроки несущие психологию вредности четвертого удара и здесь возникает конфликт в подготовке спортсменов и тренера. Поэтому игра скатывается к примитивной, скучной обязаловке, а детям нужна игра, в которой должны быть состязательность, напряжение, красивые моменты, которые в раз-два-три бывают изредка.

Игры спартакиады показали, что техническая оснащенность владения мячом разительна, ошибки в приеме и передаче очевидны, юные спортсмены иногда падают за мячом как срубленные деревья, с грохотом и главное не оставляют мяч в игре. Большинство игроков имеют понятия об основной стойке в приеме и на страховке мяча, но почему-то в игре забывают о ней, стоят на прямых ногах, не гасят скорость мяча вместе с руками, поэтому допускают элементарные ошибки при приеме. Не дорожат юные спортсмены выигранным мячом и при подаче бесшабашно бьют в сетку или аут до 20 0/0, что можно считать браком тренерской работы. Не подал мяч- сиди в запасе. А закладывается такая подготовка в нетребовательности и заимствовании, как мастера в суперлиге и сборных командах подают мяч, и в ранней специализации, и психологии о вредности четвертого удара. Забьешь второй пас, и ты герой, тебе прощают все огрехи, и ты с ними взрослеешь.

Подготовка игроков с психологией вредности четвертого удара идет вплоть до супер клубов и сборных. Чтобы побеждать при такой концепции игры и подбираемых составах в сборной страны игрокам первого темпа и диагональным необходимо в течение круглого года находиться в наивысшей физической форме. Как только сборные других стран сравниваются в возможностях блокирования, наша сборная имеет бледный вид и игроки в ней не новички, а неудачи в нападении и на блоке компенсировать в защите и общей игрой игроки с психологией вредности четвертого удара не приучены (Мировая лига 2015г — 11 поражений из 12 встреч, неудачи на первенстве Европы)). Кстати, на олимпиаде в Лондоне жизненно засияла звезда вредности четвертого удара, с переходом центрального нападающего на позицию диагонального (из-за плохого приема для игры в зоне 3 и снижении тонуса штатного диагонального), но это не резон для развития волейбола именно в этом направлении — вредности четвертого удара. Стремление ВФВ воспитывать и наигрывать игроков в третью зону для атаки с высокой передачи и построения высокого блока стало стратегической ошибкой отечественного волейбола. Игроки высокого роста не успевают пристраиваться к блокирующим у антенн и при скоростных передачах высокий блок становится дырявым, а убедить в этом споре поможет статистика. Между рук блокирующих остается пространство и иногда игрок третьей зоны, опаздывая, ставит блок одной рукой и при этом сваливается на бокового блокирующего. Игрокам второй линии легче следить и принимать мяч, летящий слева или справа или поверх блока, а вот на мяч, летящий между блокирующими, среагировать труднее и сложнее и по времени и по расстоянию. Поэтому неукоснительным тактическим требованием к центральному блокирующему должно быть, что в блоке не должно быть дырки. Пусть лучше мяч летит над блоком, чем вылетает между двух блокирующих, время для реакции защитников больше. Отбор мобильного центрального блокирующего более важен, чем отбор по так называемым точкам съема. А ты знаешь, какая у него точка съема? — вещает тренер и не хочет замечать, что блок дырявый. Другой путь построения более надежного блока введение в расстановку 4-х блокирующих.

Еще один изъян заметен дилетанту: 1.если атака с 4,3,2 зон идет по верх или справа от блока, то в защите участвует либеро и доигровщик, специально ответственные за зоны 6,5,4. 2. если атака с зон 4,3,2 идет слева от блока в зону 1, то при скоростной атаке находящийся на задней линии связующий, в защите участвует эпизодически, он возникает на пути таких ударов, его задача своевременно выйти в зону 2,3 и при долговременном розыгрыше мяча мечется не зная своего места. Связующих специально не готовят для игры в защите. Диагональный из 5,6,1 зон заточен на атаку из-за 3-х метровой линии и игре в защите не приучен, рост их позволяет сторожить высокие отскоки мяча от блока, а чтобы от пола поднять мяч… Таким образом, защитные действия игроков в зоне 1 как бы размыты, нет ответственных. Этот пробел в подготовке юношеских команд заметен особенно. На тренировках в спортшколах редко увидишь отработку стандартных положений при атаке и защите одновременно. Да ставят блок, а вот расстановка игроков в защите (место, стойка, положение рук) не практикуются ни со стороны нападения, ни со стороны защиты. А такие навыки игры в защите усваиваются при многократном повторении.

В командах мастеров и сборных ведется статистика, но использование её без направленной идеи пустое дело: 1. Может ли участвовать диагональный в защитных действиях команды; 2.Связующий в ущерб развития атаки принимает участие в защитных порядках. Дает ли статистика построения новых тактических схем в защите и атаке, что то не слышно и не видно результатов статистических изысканий. Таким образом, идея развития защиты и перехода в атаку для либеро это надо снять запреты и выполнять роль связующего. Идея развития защитных функций связующего в зоне 1 ставит вопрос подготовки, и мысль неизбежно приходит ко второму связующему в команде на площадке. Хотя опыт этот в волейболе известен, но он был опробован с точки зрения развития атаки, а не с точки зрения построения защиты, что более актуально для отечественного волейбола. Поиск и выставление на игру высоких игроков отсекает приход в волейбол самобытных, координированных, нужных для защиты игроков, им говорят, всё равно не пробьешься в основу команды.

Ярким и разительным примером можно привести команду девушек республики Хакасия, игроки в которой явно ниже по ростовым данным. Команда показала интересную игру и вышла в полуфинал, одержав 4 победы. Смотреть на юных волейболисток ростом 1,5-1,7м вместе с косичкой было одно удовольствие, когда хрупкие и изящные создания в акробатических прыжках принимают и доводят к связующей, от бьющей спортсменки в два раза тяжелее и мощнее. Блокирующие этой команды приучены ставить блок чуть позже и противостоять высокорослым нападающим, у игроков второй линии хорошо налажена страховка за блоком. Тренер команды не идет фарватере общих установок в подготовке команды, но создает коллектив и дает результат. На месте чиновников я бы дал тренерам команды грант. Обычно на матчи противоположного пола ходят по 2-3 спортсмена(ки). На полуфинале Хакасия — Татарстан была замечена вся команда юношей из Новосибирска, которая дружно поддерживала своих землячек — сибирячек. Значит есть у тренера умение готовить команду из влюбленных в волейбол людей маленького роста, показывать красивый волейбол, что мальчишки жившие в спортлагере за городом, берут такси за свой счет и едут болеть всей командой на самый поздний матч в районе 21 часа. А «Хакасский динозаврик», так любовно звали болельщики команду, бравурно начала матч и в первой партии повела 7:2, но затем, испугавшись своей прыти, поставили все на место сами, и помогли им соперницы. Приятно осознавать, что любовь к волейболу приведет их к более глубокому чувству — любви.

Тренеры финального матча спартакиады среди юношей отмечают, что на 7-ой спартакиаде есть волейболисты с отличными данными и не плохой подготовкой, но дальнейшее обучение их должно вестись под руководством опытных тренеров в сложный юношеский возраст, чтобы не потерять их на пути в большой спорт. А большой волейбол в состязательности часто теряет красоту (просто волейболисты выполняют свою работу, подкрепляя её недвусмысленными жестами), забывая о художественной ценности соревнований, именно то зачем ходит болельщик на соревнования, ведь у многих видов спорта в оценке победы закладывается красота, художественные стандарты и экспромты, которые необходимо готовить на тренировках.

Во многих видах спорта неудача соперника принимается спортсменами с сожалением, в волейболе подача в сетку или аут противником празднуется как собственное достижение, введенный японцами сбор в кружок после розыгрыша мяча, для консолидации команды, превращается в танец победы аборигенов. Но почему-то консолидация не происходит после проигрыша мяча, когда логика матча зовет. Может и в волейболе необходимо вводить бонусы за красивые матчи в таблице результатов, используя японский опыт оценки руководителя, путем установки двух груш для удара на выходе после игры. Хотелось бы на табло увидеть статистику матча: кто сколько раз принял мяч, реализацию атак, сколько раз наша слава и гордость не сделал подачу и т.д. Согласитесь, что игра на раз-два-три скучна, бледна, однообразна и зритель отвечает пустыми трибунами, необходимы решения в корне меняющие игру.

К сожалению или счастью пути развития волейбола определяются FIVB, болельщик может стучать туда и в ВФВ 7лет, можно ломиться в открытую дверь, результат один. А познакомиться с идеями и предложениями автора можно на Яндексе: 4 блока – будущее волейбола. Идея 4 блоков, а также другие предложения автора являются вредными или я ошибаюсь в своих думах? Так что вреднее идеология и психология четвертого удара или идеология 4 блоков для развития прекрасного вида спорта? Вопрос научной конференции по волейболу назрел?

к.т.н. Рыжков Владимир Вениаминович

4 БЛОКА- БУДУЩЕЕ ВОЛЕЙБОЛА

Тактика ведения игры в нападении преобладает над блокированием. В настоящее время в атаке задействовано 3 игрока передней, 2 игрока задней линий, кроме того введение мяча в игру стало практически нападающим ударом. Статистика показывает, что 15-25 0/0 очков разыгрываются от неудачной подачи в сетку или аут — наглядные цифры, зрители заплатили деньги, чтобы посмаковать комбинации, динамичный волейбол, а смотрят, как атлеты рвут сетку и ломят паркет. Победа ценой разрушения красоты матча зрителям не нужна, стыдно осознавать, как будущий олимпийский чемпион из 11 подач за матч подавал одну. С лозунгом нужен результат, цель оправдывает средства ( действия тренера и «подавалы», которого с детства до 20лет учат подавать мяч с такой силой и скоростью, что мяч будет не приемным) трудно согласиться. «Подавалу» не нужно учить принимать мяч ( а это делают), делать передачу (а это делают), блокировать ( а это делают) — вот такое разделение труда.

Гипотетическая ситуация: финал олимпиады, пятая партия и что ни подача, то сетка, то аут до счета 14:14. Напряжение в матче возрастает, рейтинг рекламы в секунду становиться равным 1 млн. евро. Комментатор сожалеет, что прошла очередь нашего лучшего (по силе подачи) даже с процентом брака более 50. В этот момент главный тренер делает «умную» заготовку — ставит на подачу игрока Х, ни сыгравшего, ни одного матча (мяча) на олимпиаде. Мяч пущенный, соскучивщейся по игре, могучей статью атлета, летит явно в аут, на стороне противника спортсмен, спрятанный от приема мяча, смотрит на табло (красавицу танцующую самбу) и задевает мяч мягкой частью тела. На табло счет в пятой партии 15:14. Игрок Х подает мяч, который задев сетку, отвесно падает на сторону противника и счет становиться 16:14. ПОБЕДА!? Команда ликует, функционеры готовят наградной лист. Критичный зритель в недоумении и думает, что останется в истории спорта или легенде: то ли тренер сделавший удачную замену «подавалы», то ли капитан выбравший подачу, а не площадку, то ли команды не сделавшие ни одного тактико-технического действия в пятой партии и определившие победителя. Скажите абсурд авторов, но правила не нарушены. По логике функционеров и тренеров в команде мечты (Дрим — Тим) должен быть хотя бы один «подавала», который может сделать результат 25:0. А для зрителей это тупик волейбола. Зрителям и игрокам хочется знать стратегические направления развития волейбола. Может это команда состоящая из 10 «подавал»?

Упование на сильную или небрежную подачу, летящую в сетку или аут, имеет много риска для тренера, команды, а дети в спортшколах учатся этому, смотря на игры мастеров и это надо исправлять волевым порядком, изменением счета очков. А риск дает 5-10 0/0 выигранных мячей с подачи, так называемых, эйсов. Итого до 20-35 0/0 очков разыгрываются малой кровью. Статистика также дает, что 40-50 0/0 разыгрываются в три касания, несмотря на подачу, и 10-15 0/0 в 6 и более касаний, что как раз придает динамичность, вызывает восторг и активное боление за великолепные удары, виртуозную игру в защите, а игрокам истинное удовольствие. Если взять конкретный матч, то все приведенные цифры являются милым обманом, ложью и просто статистикой, но они показывают общие закономерности развития волейбола с точки зрения подбора игроков по амплуа.
Так в чем же суть волейбола? Его величество результат или зрелищность, красота, динамика? Есть ли мысль при подаче мяча, конечно есть, она заключается в хитрости и варьировании силы подачи, но то чем славен и нравиться волейбол это комбинации ( взлет, волна, крест, эшелон, пайп,...), принятие мгновенных решений, нестандартные удары и игра в защите, т.е. построение блока, умение достать мяч после скидки, отскока от блока и создание благоприятной передачи для атаки.
Размышления болельщика о путях развития вида спорта сводятся к следующему. Сетка и зона соприкосновения игроков, разграниченная средней линией 5см, менее всего подверглась изменениям. Однако именно в этой зоне происходит 54 0/0 травм игроков, хотя волейбол считается неконтактным видом спорта. Травмы, происходящие в зоне сетки, статистика распределяет следующим образом: лодыжка — 30 0/0, стопа — 6 0/0, колено — 18 0/0, при этом 86 0/0 травм считаются острыми и 54 0/0 из них получают на блоке и 30 0/0 при атаке на стопу. Статистика ведется среди профессиональных игроков, хотя травму голеностопа получают практически все волейболисты, начиная со спортивных школ. Напомним, что 54 0/0 травм голеностопа получают на блоке. Все дело в том, что игрок третьей зоны, при скоростной передаче почти всегда опаздывает на блок к игроку второй или четвертой зоны. Игрок третьей зоны, как правило более высок, но он более медлен и менее прыгуч, чем игроки второй и четвертой зон. Получается так, что игроки этих зон приземляется после блока, а игрок третьей зоны подпрыгивает. Игрок третьей зоны подставляет свою стопу под приземляющегося игрока, выдергивает свою ногу из под наступившего соседнего блокирующего, мышцы которого расслаблены. В такие моменты и происходят острые травмы.

Специалисты разных уровней ВФВ утверждают, что травмы на блоке это следствие неправильного обучения спортсменов. Полагаем, утверждаем на собственном опыте, что травмы на блоке РЕЗУЛЬТАТ ПОСТРОЕНИЯ ИГРОКОВ ПРАВИЛАМИ ИГРЫ и являются стратегическим недоучетом или ошибкой, ЗАЛОЖЕННОЙ СУТЬЮ ИГРЫ В ТРИ БЛОКА, когда скоростные передачи в 4-ю или 2- ю зоны атаки, «ЗАСТАВЛЯЮТ » ОПАЗДЫВАТЬ НА БЛОК. Если передача в 4-ю зону (при доигровке) идет из глубины площадки, то на тройной блок игроки успевают, при отталкивании они чувствуют друг друга плечами и как правило не травмируются. 30 0/0 травм лодыжки, получаемых при атаке на стопу противника, обусловлены только зоной разграничения команд средней линией площадки шириной 5см.

Полагаем, что столь удручающая статистика травм и причины их возникновения у волейболистов должна заставить задуматься и принять FIVB новые правила игры: изменить расстановку игроков и конструкцию сетки, ведь именно в этих компонентах федерация наиболее консервативна, а если и принимает не более одного изменения правил за олимпийский цикл. Волейболисты стали иными, чем 50 лет назад по своим ростовым и физическим данным. НЕОБХОДИМО МЕНЯТЬ ВСЕ И СРАЗУ.

Предлагаем следующее:
1.изменить схему расстановки игроков — линия блокирования из четырех игроков, позволит более эффективно организовывать защиту, где двойной блок будет действенным против скоростных передач, вторая линия из двух игроков;
2.нападение в первой линии разрешается всем игрокам, включая связующих, число которых на площадке будет два, при этом остается атака со второй линии — ведут два игрока и скидки связующими с первой линии;
3. здесь необходимо сделать экскурс с функциями игрока, создающего рисунок и красоту игры: — разводящий мяча ( караула); — пасующий мяч (перед трудностью); — связующий между игроками (невидимыми нитями); — связка игроков (дров). Все эти понятия имеют двойные толкования и НЕ НЕСУТ ПРЯМОГО СМЫСЛА выполняемых функций.
4. рассмотрим возможность использования устоявшегося в волейболе слова — либеро, в организации игры в 4 блока. Либеро — свободный в понятии гражданского права, он может избирать и быть избранным — кульминация свободы. Со времени ( 1998г) введения роли либеро, душа и тело их заковано в скрижали функционерами: не может быть капитаном команды, не может подавать мяч и еще несколько игровых действий, особенно, в ударе мяча выше сетки с задней линии, как будто либеро обладает смертельным ударом или ему не хватает силы перебить мяч, а ведь при росте 1,8м тело их может взмывать на 0,6-1,2м, сила и точность удара будут полезны команде, а игра станет более динамична, разнообразна и богаче красками. Разрешение атаки либеро со второй линии — перезревший вопрос. Оставление слово либеро в игре 4 блока возможно, как игрока свободного в действиях ведущего игру, создающего красоту состязания. Все современные требования к действиям либеро должны быть изменены, с единственным запретом нападающего удара с первой линии из-за пресыщения атаки, а может и разрешением, это может показать игровая практика. Однако слово либеро не несет смысла в действиях, выполняемых по развитию атаки.
5.весь этот экскурс в историю дает право пофантазировать на изменение слова связующий на Игрока КОНструктора Атак ( ИКОНА) или Игрока Дающего Направление Атаки ( ИГДАНАА) в волейболе. И здесь двойное толкование. На толковое название на любом языке, соответствующее действиям игрока по организации игры, объявляется мозговая атака и рейтинговое голосование. Естественно, что форма его должна быть отличной от формы других игроков команды и это будет удобно судьям различать игроков и их действия.

Полагаем, что организация игры обогатится в первой линии за счёт тройной волны, двойных креста и эшелона, в задней линии за счёт постановки ложных прыжков первой линии. Ответственность в третьей зоне делится на двух игроков, что позволит быстрее перемещаться к мячу во вторую или четвертую зону атаки, повысит результативность блокирования и снизит вероятность нанесения травм. Появляется возможность блокирования пайпа, в современной расстановке, практически неукротимого. Игра в 4 блока заставит нападающих производить скидки, пласированные удары, парашюты и за счёт снижения скорости мяча и при отскоке от блока, игроки смогут держать мяч дольше в полете, игра станет более динамичной и зрелищной. Отметим, что одиночный блок будет редкость, двойной блок будет составлять 50-60%, участие одновременно 3-х блокирующих будет превышать в разы от современного волейбола. Таким образом защитная линия будет состоять из 3-х игроков. Должна измениться философия игры, тактика, методы подбора и подготовки игроков, в составе команды должно быть 3-4 связующих.
Дальнейшее рассмотрение идеи блокирования 4-мя игроками и воспитания игровых навыков с 8-10 летнего возраста ( для которых площадки великоваты) ставит задачу игры в защите и увеличения состава команды до 7 игроков. Это логическое рассмотрение идеи и здесь уместно гипотетическое видение у кого будет потенциальное преимущество: 1.при 3-х блокирующих и 4-х защитниках; 2. При 4-х блокирующих и 3-х защитниках. Все эти вопросы требуют тщательного рассмотрения, как с точки изменения правил по расстановке игроков, так и по составам ( до 18 лет по 7 игроков, а после 18 лет по 6 игроков), так и ведения счета в матче ( 3, 5, 7) партий, и счета в партии (35, 25, 15) очков, сообразуясь с общим количеством в 200-230 очков, начисления очка при розыгрыше в матче.
С точки зрения эстетики игры судейство должно быть одинаковым и при приеме мяча и дальнейшем его розыгрыше. Техническое сопровождение игр — видео просмотр мяча относительно касания площадки должно быть однозначным. Эту однозначность можно добиться в постановке задач по степени точности:1. Если определять площадь контактирования в направлении от площадки вверх до мяча. 2. Видео просмотр с боковой стороны является нелогичным с точки зрения судейства, т.к. изменяется точка просмотра, будь это высокоскоростная съемка или разрыв горизонтальных лазерных лучей, при этом измеряется высота в точке касания и переводится в площадь касания, появляется субъективизм оператора, а не судьи. 3. Методически правильным будет определение проекции мяча сверху, когда камеры устанавливаются на одной из диагоналей площадки под потолком зала. Конечно, в этом случае надо понимать и договориться, что абсолютной точности касания площадки мячом нет, но позволит избежать кривотолков. Проекция мяча не должна касаться площадки и очерчена графически.
Касание мяча на блоке или сетки требует кардинального изменения в судействе. Если в других видах спорта FAIR-PLEY происходит один, два раза за игру, в волейболе из-за частоты нарушений правил, проверка честности спортсмена — утопия. Подумаешь, ногтем зацепил мяч и в этом сознаваться? Тренер просит просмотреть эпизод и если игрок не поднимает руку, то после просмотра, судья убедившись в ошибке, дает противоположной команде 2 очка. Так при счете 23:23 игроки будут понимать, что честность есть норма игры. Такой подход в судействе будет оправдывать техническую оснащенность, начиная со спортивных школ, будет воспитывать уважение к правилам игры, своим друзьям — соперникам. В существующих правилах действия тренера при видео просмотре остаются безнаказанными, ведут к умышленному затягиванию игры, нерегламентированному перерыву, передышке соперников.

Логическим продолжением игры в 4 блока, для уменьшения травм, необходимо применение объемной сетки. Конструкция сетки состоит из двух сеток, соединенных по всей длине верхнего троса и разведенных по нижним тросам на диаметр волейбольного мяча. Вертикальные проекции нижних тросов на площадку дают нейтральную полосу шириной 20см, на которую можно наступать игрокам обеих команд, заступ и касание рукой будет являться ошибкой. Антенны находятся в теле каждой сетки и соединены выше верхнего троса вместе и разведены у нижних тросов на диаметр волейбольного мяча. Соблюдение нейтральной полосы достигается утолщениями на стойках, антеннами и упругими полимерными сетками, соединенных с нижними тросами. Таким образом, зона соприкосновения игроков разводится, а значит и должна снизиться вероятность травм игроков, находящихся на площадке.
Для оценки здравого смысла в схеме 4 блока необходимо поставить, очертить граничные, достаточные и субъективные условия, которые в нашем случае будут:
1. 4 блока при одном связующем;
2. 4 блока при двух связующих;
3. Состав команды 6 игроков;
4. Состав команды 7 игроков;
5.Матч из 3 партий до счета35 очков;
6.Матч из 5 партий до счета 25 очков;
7. Матч из 7 партий до счета 15 очков;
8. На одинарной сетке;
9. На объемной сетке;
10. При подаче в сетку, аут, принимающая команда получает 2 очка;
11. Касание мяча на блоке и не поднявшего руку, при видео просмотре уличенного в этом игрока, противоположная команда получает 2 очка;
12. Желание людей провести матч между командами в 3 и 4 блока. Основными пунктами являются 2,3,7,9,10. Неужели в любительских лигах городов России не найдется любопытных испытать 4 блока? На форуме ЛВЛ Москвы появились высказывания, что 4 блока: "… набор буков… автор терро- инкогнито… бред..", хотелось прочитать, что 15-250/0 потерь мяча при подаче это веление науки для улучшения игры, как вида спорта, что травмы дело пустячное и главное заживные, что организация игры в 4 блока сложная и непосильная для современного волейбола, что великий и могучий не даст толкового названия конструктора атак, а сетка…

Таким образом, в волейболе накопились системные ошибки: по подаче, расстановкам, травмам, действиям либеро, изменению названия амплуа конструктора атак, судейству и ведению счета в партии и отображению результата игры, конструкции сетки. Может изменить все и сразу? Сделаем импортозамещение, дадим миру игру в 4 блока, новую философию волейбола.

к.т.н. Рыжков Владимир Вениаминович

Грибной волейбол

Сегодня стартует чемпионат мира по волейболу, который выиграет сборная России. Я вообще удивляюсь, как волейболисты других стран умудряются играть против Дмитрия Мусэрского. Не пьют стаканами валерьянку и не зарывают голову в польский уголь.
Я в предвкушении. Задал предельно дурацкий вопрос оператору отдела статистки СБ Ксюше Ефимовой (она ответственная за волейбол).
-Ну что, ты готова?
Ответ был под стать вопросу:
-Отстань. Некогда. Я тут фарширую шляпки грибов свининой, сыром и чесноком с укропом. Прислать рецепт?

Читать дальше →

Сомнения не приводят к победе.

Очень часто спортсмена (особенно без титулов, но жаждующего их) тревожит вопрос — а то ли он делает, верно ли выбрал направление в своей жизни. Верное ли это решение. Потому как если оно верное, то нужны подтверждения в виде положительных результатов. Отсутствие оных сильно мучает изнутри спортсмена и не дает ему того свежего, первого кайфа от тренировок, того приятного волнения на соревнованиях, как в первый раз.

Такое бывает. Мотивация почему-то подает, желание иногда отступает. Первое место в соревнованиях кажется недостижимым результатом. Иногда что-то в нас пробивается и мы колотим соперника, фигарим мяч в ворота не чувствуя ни усталости, ни сомнений, ни страха что мы промахнемся или нам дадут ответку — и в таком состояние как будто всё вокруг меняется под нас. Соперник теряется в догадках, почему мы вдруг стали так бесстрашно мутузить его, почему не ведем себя так, как он привык видеть, как ведут себя ВСЕ, кого он знает. И включает мозг чтобы начать анализировать ситуацию. Пока он это делает, отвлекшись (нельзя быть одновременно сконцентрированным в мозгу и в реальности) он получает от нас по печени и больше не может встать. Этот разворот событий он тоже предусматривал. Мы не предусматривали ничего — мы просто делали, и нас не волновало ничего. Может быть потому что мы выспались, может у нас хорошее настроение, может потому что это просто тренировка, и её результаты ни для кого на свете не имеют значение, в том числе и для нас. Может, мы разрешили себе сегодня не боятся ничего, разрешили подурачиться, сделать то, что не делали. И почему-то получилось.

Но вот что подменяет нас, когда мы выходим на ринг, выбегаем на поле. Внутри нас начинается что-то совсем не похожее на то, что было в тот день на тренировке. Вот мы начинаем выдыхаться, пропускаем удары, теряем мяч. И чем дальше, тем хуже. Мы теряем легкость нашего тела, оно становится тяжелым и неповоротливым. Мы не заметили, как стали тем же, с кем тренировались совсем недавно. Мы начали всё анализировать, и потеряли ту легкость. Мы пытаемся давить на газ — а сами стоим на ручнике. При любом раскладе такого матча (победим или проиграем) эта тяжесть, это состояние совсем не из приятных. Но мы принимаем его, как данное. Хотя, если задуматься — классно было бы пребывать в том состоянии, когда занимаешься на анализом, а участием. Ты полностью в игре, ты активен, напорист, ты хочешь еще.

«Каждый спортсмен рано или поздно получает какую-либо травму, ничего удивительного.»
Скажет тебе каждый. Это ладно, но зачем мы будем получать травмы потом еще и еще? Мы разве мазохисты?
Очень интересно и верно говорится фраза «я порезался» или «я ударился». В ней четко и понятно говорится о том, что НЕ НОЖ нас порезал сам по себе, НЕ ТУМБОЧКА в нас врезалась. Мы сами берем нож. Просто так себя никто не порежет, это мы прекрасно знаем. Нам нужно стать нашим соперником на тренировке. Мы начинаем анализировать что-то, выпадаем из реальности в наш мозг. Думаем о том, о сем. Как одеться, что поделать вечером, что подарить маме на новый год. Отлично, теперь самое время. Раз и мы порезались. Сами. Никто нас не заставлял. Да, мы проделали некоторые над собой уловки, чтобы это случилось. Но это было так легко?
Спрашивается, и зачем нам себя резать или ударять о тумбочку? Зачем себя подставлять на тренировках, соревнованиях? Мы что, глупые что ли? Никто не знает. Зато все делают. И это так заразно.
Что-то щелкает внутри нас, и мы уже не мы. Мяч из под ног улетает куда-то. Наша активность в бою становится странными танцами на месте и получением по щам. Чтобы быть победителем — надо отказываться от этой фигни. Надо найти её в себе, узнать причину, почему она с вами, почему ВЫ ей пользуетесь. В том числе когда особенно НЕ нужно.

Но почему кто-то годами тренируется — и всё у него в порядке. А кто-то каждую неделю то хромает, то лечит нос?
Кто-то на соревнованиях глазом не моргнет — просто сыграет и всё. А кому-то победа достается тяжело, и состояние после неё не лучше. Ответ прост — они уже давно нашли это в себе, посмотрели и выбросили на помойку. И теперь живут и тренируются без этого.

Это всего лишь одна из мелочей, которая тормозит, мешает, и не дает получать кайф от тренировок, не дает прийти к тому состоянию, когда наше тело — послушное и легче пушинки. И мы чувствуем свое тело на все 100%.

Если в кратце — мы можем вам помочь в поиске и устранении всех мешающих вам в достижении результатов штук.
А если есть конкретная цель, к которой вы уже сейчас идет или готовитесь — это очень хорошо.
Просто отправьте нам запрос здесь — www.cleanup-process.ru/cleanup-sport
vk.com/cleanupsport

Мысли. Обо всем и сразу.

Начну, пожалуй, ванильно и издалека (можете просто пропустить, а можете и прочитать, у нас все-таки свободная страна, свобода голоса, выбора и все такое, хотя… ну да ладно, это уже совсем другая история).
Читать дальше →

5 год как на троне .

В воскресенье сборная Россия по волейболу не старше 19 лет играла в финале против сборной Польши и добилась победы 3:1. Заработав титул сборная опять доказала, что считается лучшей в Европе, правда только этот титул впервые с 2003 года у наших ребят.

Читать дальше →

Когда название не нужно

Этот топ предназначен для тех, кто не жалеет трафика.Под катом находится очень много фото, поэтому предупреждаю сразу. Для начала можно подвести итоги голосования за звание лучшего волейболиста в составе сборной России на ОИ 2012. Понятное дело, что голосованием это назвать сложно из-за кол-ва проголосовавших, но тем не менее лидер у нас явно есть — это Сергей Тетюхин. Удивительно? Вряд ли. Именно он в самые сложные моменты брал игру на себя. Второе и третье место занимают Дмитрий Мусэрский и Максим Михайлов соответственно.
Читать дальше →

ОИ, неоправданные надежды

Вот интервью Специалиста, который ДЕЛОМ доказал свой профессионализм:
news.sportbox.ru/Vidy_sporta/Events/London_2012/spbnews_NI328081_Vladimir-Kuzyutkin-Po-potencialu-rossiyanki-na-golov?ref=_32_
Я — дилетант. Однако с легкой рукой подписался бы под каждым словом данного интервью. С другой стороны мне почему-то совсем не хочется подписываться не под чем, что исходит от «Мэ» и «Жо».
Интересно, почему бы это?